Александра Горяшко (alexandragor) wrote in kand_reserve,
Александра Горяшко
alexandragor
kand_reserve

Categories:

Грустные мысли вслух. Извините, очень много слов.

Красивенькие фоточки симпатичных мордочек, конечно, приятнее. Я и сама была бы счастлива, если бы ничего, кроме них, не было.

Но вот, к примеру.

Некая околокакбыэкологическая тетя интересуется, нет ли у нас в заповеднике энтомолога и орнитолога, желающих подхалтурить в августе в некоей экспедиции. Интересуется почему-то не при помощи для этого предназначенных разнообразных форм связи с заповедником, а через общих знакомых. Ладно, что тетя не умеет работать с информацией, а потому не видит ни адресов заповедника, имеющихся на сайте, ни форума там же, ни формы для связи с администратором сайта, ни этого сообщества, ни группы заповедника в контакте, где это самое объявление про энтомолога и орнитолога уже давно висит.

Грустнее, что объявляющая себя сильно "экологической" тетя в упор не понимает, сколь абсурдно предлагать стороннюю халтуру сотрудникам заповедника в августе. Во время полевого сезона. Когда каждый сотрудник работает за троих. (Нет, пожалуй, это в камеральный сезон за троих, а в полевой и за всех пятерых). Когда он, этот сотрудник, не то, что на день, а бывает, что и на час не может освободиться. Но и это бы ладно. Она офис-менеджер, откуда ей знать.

Самая печаль в другом. В том, что тетя оказывается весьма оскорблена тем, что ее великолепную информацию не оценили по достоинству. В том, что тетя ни минуты не сомневается в своей компетентности и праве судить, чем именно более осмысленно заниматься сотрудникам заповедника.

Но и это можно было бы пережить, стоит ли огорчаться из-за того, что в природе существуют отдельно взятые тети? И вот в этом месте начинается уже не грусть, а тоска вселенская, ибо тетя эта очень типична для нашей нынешней жизни. Именно такие тети и дяди, ни разу не биологи, ни дня не работавшие ни в одном заповеднике, черпающие информацию исключительно из официальных публикаций и того, что "дым костра создает уют", вот они-то и начинают все более внедряться в дела заповедников и, увы, оказывать на эти дела влияние.

Возможно, это лично мое ошибочное впечатление. Буду рада услышать аргументы знающих людей о том, что это не так. Но мне видится вот какая картинка.

Есть те, кто работают (или работали) в заповедниках и, строго говоря, только они-то и представляют себе, что это за работа. Сколько таких людей? Возьмем заведомо завышенные цифры, пусть это будет 100 чел. помноженные на 100 заповедников. Итого 10 тысяч. Процентное соотношение к общему населению страны даже считать не буду, итак все ясно. Даже если бы все эти 10 тысяч только и делали, что во всю глотку хором кричали о заповедниках, их бы все равно никто не услышал. А они ведь, как на грех, кричать как раз не любят. А уж тем более не любят хором. Потому они в заповедниках и оказались.
Какие еще есть способы узнать о жизни заповедников? Ну, книжки. Вот я как раз сейчас делаю подборку книг о заповедниках для библиотеки биологического науч-попа. И тоже грустная картина получается, товарищи. Да, есть такие книжки, и совершенно прекрасные есть среди них. Только вот изданы все они или в давние времена и теперь никому не известны, или изданы они крохотными тиражами в региональных издательствах, и опять никому не известны.
Рискуя нарваться на очередную волну гнева фотографов, скажу, что фотографии, пусть и самые прекрасные и качественные, это не о том. Да, они могут передать, какие славные зверюшки и цветочки живут в заповедниках, и какие там дивные пейзажи. Но они никак не передадут (да и не стремятся), что такое работа сотрудника заповедника. Ни в физическом, ни во всех других отношениях. Во что они верят, за что переживают, что для них важно и дорого, ради чего они готовы рисковать здоровьем, отношениями с близкими, а иногда и жизнью.

Продолжать ли?

Когда есть наши условные 10 тысяч человек живущие в заповедниках (1% от территории страны, как известно) и живущие заповедниками. Никому не ведомые и, в общем, никому не нужные. И что самое раздражающее – никому непонятные и очень плохо контролируемые. Вот издали им, к примеру, приказ - не работать в выходные. А они, поди-ка, работают. И как за ними всеми уследить, если они специально залезли в самые труднодоступные места, чтобы там нагло нарушать трудовое законодательство?

И с другой стороны есть целая армия околокакбыэкологических тетей и дядей, активных, зубастых, не сомневающихся в своей правоте и даже, бывает, любви к «природе». Они на виду, они открыты и прозрачны, они играют по правилам. Их армия растет и набирает силу, и собирает съезды, объединения, конференции, марши, группы поддержки и прочая, прочая.

А жалкая кучка заповедных работников уменьшается. Они стареют и умирают, они уходят, не справившись с соотношением титанического труда и мизерной зарплаты, они конфликтуют с начальством и друг с другом, они болеют и сходят с ума. Они уже скоро совсем вымрут, и вместе с ними вымрут заповедники. Но жалеть об этом уже будет некому.

P.S. Заповедные люди – самые близкие и родные мне люди. Даже когда они раздражают, бесят, ведут себя абсурдно. Даже когда они сильно не любят меня.

P.P.S. Полностью отдаю себе отчет, что никто, кроме заповедных людей, не поймет, о чем вообще речь.
Tags: заповедные люди, размышлизмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments